Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных

Уложение о наказаниях – это пересмотренный 15 том Свода законов или новый уголовный кодекс Российской империи, который вступил в дейст­вие в 1846 г. и который подвел итог всему предшествующему развитию уголовного права. Он солиден по размеру, в нем 2224 статьи в 12 разделах, делящихся в свою очередь на главы, отделения, отделы. Впервые в нем выделены общая и особенна» части. Общая часть состоит из 5 глав и со­держит учение о преступлении и наказании. Она отличается достаточной юридической точностью понятий, свойственных праву нового времени. Но предложенная в ней система наказаний ещё типично сословная, фео­дальная. В особенной части (1 раздел) характеризуются группы преступле­ний (разделы 2– 12). Их всего Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 11.

Итак, пройдемся сначала по общей части Уложения. В ней, во-первых, находим новое, более четкое, почти современное определение понятия «преступление». Под преступлением понимается «противозаконное деяние или неисполнение того, что под страхом наказания законом предписано», то есть совершение законом воспрещенного и несовершение законом предпи­санного.

Во-вторых, кодекс отделяет от преступления проступок, который вле­чет за собой не уголовное, а исправительное наказание. Под проступком закон понимает нарушение правил, которыми охраняются права и безопас­ность лиц. В отличие от Свода законов в Уложении различались эти два понятия уголовно-наказуемого деяния не по тяжести наказания, а по объ­екту посягательства.

Закон Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных определял виновность как необходимое основание наступления ответственности. Знает он и форму вины, разделяя преступления на умышленные и неумышленные. Он точно указывал на причины, освобож­дающие от наказания. Это случайность, малолетство (до 10 лет – безус­ловная невменяемость, до 14 лет – условная), безумие, принуждение выс­шей непреодолимой силы, в том числе угроза смерти, необходимая оборо­на, добросовестное заблуждение относительно противозаконности деяния (ошибка вследствие обмана или случая).

В Уложении выделяются стадии преступления: умысел, приготовление к преступлению, покушение на преступление, совершившееся преступление. Признаками умысла считалось «изъявление на словах, или письменно, или иным каким-либо действием намерения учинить преступление». Под при­готовлением к преступлению закон понимал «приискание Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных средств» для совершения преступления, а под покушением на преступление – «всякое действие, которым начиналось или продолжалось приведение преступного намерения в исполнение».

Для каждой стадии устанавливалась соответствующая мера наказания, из которых самая малая – за голый умысел. Покушение на преступление, если зло не совершилось по непредвиденным для обвиняемого обстоятель­ствам, а сам он все приготовил для его совершения, наказывалось как вполне совершенное преступление. Собственный отказ от подготовленно­го преступления требовал снижения наказания на 2 степени.

Закон установил и ответственность за соучастие в преступлении (двух или более лиц). Виды соучастия: без предварительного согласия и в сговоре. В первом случае главные виновники отделялись от случайных участников Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных. Во втором случае — в сговоре — закон выделял категории соучастников: зачинщиков, сообщников, подстрекателей. Знает он и других лиц, «прикосновенных к преступлению», как-то; попустителей, укрывателей, недоносителей. Мера наказания зависела от вида соучастия. Для послед­них наказание было менее строгим, чем для участников преступления. За недоносительство и укрывательство не подлежали наказанию лица, состо­явшие с преступником в «брачном союзе» или в близких степенях родства и свойства, а также его «благодетели».



Четко оговаривались в законе и обстоятельства, увеличивающие вину и меру ответственности. К ним относились: степень умысла, безнравствен­ность побуждений к совершению преступления, жестокость, «гнусность или безнравственность способа совершения преступления», тяжесть его, особая Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных активность и число привлеченных сообщников, «неискренность и упорство в запирательстве» при расследовании. «Совокупность» обстоя­тельств отягощала вину.

К отягчающим вину обстоятельствам относились также повторность и рецидив преступления, более высокое состояние, звание, степень образован­ности преступника, а также состояние опьянения, если оно достигнуто на­меренно с целью преступления (со злым умыслом).

Закон выделял также обстоятельства, устраняющие наказуемость Это смерть преступника (кроме гражданского иска и казенных взысканий, ко­торые обращались на имущество преступника и переходили к наследни­кам), примирение с обиженным (по делам частного обвинения), истечение срока давности, помилование. Примирение не могло иметь места при ос­корблении начальства, в случае Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных изнасилования и обольщения, по делам о незаконном вступлении в брак.

Срок давности зависел от преступления. Самый высокий – 10 пет дей­ствовал в отношении преступлений, которые влекли за собой наказание я виде лишения всех прав состояния и каторжные работы. В других случаях он мог составлять 8, 5 лет и 3 года. Срок давности не действовал в государ­ственных преступлениях («злоумышлении против императора и его супру­ги», перекрещивании – переходе из православия в другую веру, незакон­ном присвоении сословных прав – чина, должности, ордена, почетного титула и т.п.).

Помилование было прерогативой императора и совершалось лишь в случаях, прямо предусмотренных указом о помиловании или указом об Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных амнистии. Последняя касалась не отдельного преступника, а целой их ка­тегории, и объявлялась, как правило, по случаю некоторых торжествен­ных актов (победы в войне, рождения наследника престола и т.п.).

Вступив в действие в 1846 г., Уложение не имело обратной силы, но только в статьях, смягчающих или отменяющих ответственность. Оно применялось ко всем российским подданным в пределах государства (кроме дел, подсудных духовным и военным судебным органам). Так, во­енно-уголовные дела определялись военно-уголовным кодексом 1839 г. Действия Уложения не распространялись на иностранно подданных, имевших дипломатический иммунитет, а также на Польшу, Финляндию, где действовали свои национальные кодексы, и на некоторые сибирские Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных народы (чукчей, коряков и др.), где действовало родовое право.


documentargkcyr.html
documentargkkiz.html
documentargkrth.html
documentargkzdp.html
documentarglgnx.html
Документ Уголовное право по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных